Вряд ли сейчас найдется…

.

Вряд ли сейчас найдется...У каждого ученого есть собственная программа дея­тельности ибо наука — это непрерывный поиск нового

Вряд ли сейчас найдется...У каждого ученого есть собственная программа дея­тельности ибо наука — это непрерывный поиск нового зна­ния, и каждый ее работник претендует на неповторимость своего вклада. Запрет ва повторение пройденного и тем более на плагиат — одно из непререкаемых положений кодекса науки.

Рассчитывая на уникальность своего результата, иссле­дователь может ею добыть лишь потому, что в его програм­ме присутствует устойчивое, относительно инвариантное содержание, сконцентрированное благодаря усилиям всего научного сообщества. Осознает отдельный исследователь или нет, но эффект его занятий, пусть связанных с самым частным, сугубо специальным вопросом, зависит от каче­ства тон категориальнотеоретической схемы, которая «ра­ботает» в его голове и управляет его исследовательскими действиями.

Схема же эта не продукт индивидуального произвола. Перефразируя Герцена, можно сказать, что аа ней пле­щется океан всемирноисторического развития науки.

Где бы ни работал психолог и какие бы объекты ни изучал, во всех случаях он является психологом (а не фи­зиологом, социологом, зоологом, кибернетиком) лишь по­стольку, поскольку, решая свои проблемы, оперирует ис­торически сложившимися принципами и категориями итой науки.

Принципы и категории, о которых идет речь, создают остов каждой конкретной исследовательской программы. Их стабильность определяется: тем, что они выдержали ис­пытание на прочность в горниле исследовательской прак­тики многих поколений ученых, соответствуя наиболее значимому в самой реальности.

Именно поэтому, «препарируя» научную деятельность психолога и обнаруживая в ее составе инвариантные структуры, мы раскрываем одновременно и организующие начала этой деятельности (ее внутренние регуляторы, яв­ляющиеся формами по отношению ко множеству частных задач и решений), п существенные фрагменты общей кар­тины исггхической реальности, сложившиеся в итоге по­пыток коллективного «научного разума» проникнуть в тайлы душевной жизни.

Итак, через анализ инвариантного состава деятельнос­ти но исследованию психической реальности мы рекон­струируем в наиболее резких контурах образ ее самой, ка­ким он выступает на данном уровне познания человече­ской природы.

Общий облик психологии в XX в., как уже говорилось, лишен единства. И не удивительно, что ученым, работаю щим на различных участках этой науки, зачастую трудно попять, занимаются ли они одной и той же наукой. Уско­рение процесса исследований отражается в стремительном росте публикаций. Вряд ли сейчас найдется человек, спо­собный перечислить все журналы, представляющие инте­рес для психолога: по данным аморикаископ психологи­ческой ассоциации, число этих журналов перешло за ты­сячу. Потоки фактов, стекающихся из различных отраслей, преломляются сквозь призмы теорий, противоборство ко­торых усиливает впечатление расщепленности и анархии. Невозможно сориентироваться в этом круговороте, не вы­делив из множества фактов и теоретических конструктов магистральные линии развития научнопсихологического познания, егО главные вехи. Нужен определенный прин­цип отбора.

Более подробную информауию по статье - Вряд ли сейчас найдется… Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website