Управление поведени­ем

.

Эксперименты по управлению поведени­ем рассматривались как доказательство возможности формировать по заданной программе стой­кие аффективные комплексы. Идея управления поведени­ем распространялась вслед за сферой двигательных актов на эмоциональные пристрастия и отвращения, столь важ­ные в общей структуре личности. Что касается главной опоры субъективной психологии — процесса мышления, то он, как полагал Уотсон, может быть переведен на язык двигательных навыков — ручных и речевых.

Зависимость мышления от речи, предполагающей ре­альную мышечную активность человека, давно уже была зафиксирована в психологии. Но Уотсон но ограничился этим представлением. Он пришел к выводу о том, что вообще в составе мышления нет ничего, кроме речевых реакций.

С момента объявления им войны субъективной («менталистской») психологии он непрерывно вел атаки на представления об образе как ее главном оплоте. Человек, доказывал он, мыслит ие образами, а мышцами.

Уже Торндайк, изучавший поведение кошек и обезьян без обращения к образам и другим «ненадежным» поня­тиям традиционной психологии, интерпретировал интел­лект как поведение, направленное на решение проблемы путем отбора движений, случайно оказавшихся удачными. Уотсон применяет этот же принцип, распространяя его на речевые движения.

Голосовая реакция связывается с опре­деленным стимулом. Постепенно внешняя речь переходит (через шепот) во внутреннюю, скрытую (им­плицитную) работу речевого, аппарата, тождественную то­му, что называется мышлением. Речевое научение форми­руется на основе тех же принципов, что и научение в ла­биринте или «проблемном ящике». Но оно дает важное преимущество: пробы и. ошибки производятся только на уровне речевых сигналов, т. е. более экономно и без рис­ка, с которым связано непосредственное манипулирование материальными предметами.

Трактовка Уотсоном высших форм интеллектуальной деятельности человека являлась протестом против ряда доктрин, прочно утвердившихся в психологии. Она откло­няла противопоставление этих высших форм реальным действиям, направленным на решение практических за­дач, с которыми повседневно сталкивается организм. Она, далее, предполагала первичность «открытого» поведения, которое сперва развертывается по отношению к внешним раздражителям и лишь затем становится «скрытым» (им­плицитным). Она была также протестом против взгляда на значение слова как па нечто изначально духовное, пред­ставляющее особых феноменов, противоположных земным, практическим связям людей с материальными вещами.

Но правота по отношению к субъективистскому, интроспективному истолкованию умственной деятельности оборачивалась неправотой в отношении важнейших при­знаков ее самой. И прежде всего игнорировалась социаль­ноисторическая и отражательная природа этой деятель­ности.

Более подробную информауию по статье - Управление поведени­ем Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website