О специфиче­ской энергии

.

Исходя из того, что ощущение представляет собой ре­зультат причинного воздействия раздражителя на орган чувств, Гельмгольц был поставлен перед необходимостью объяснить, каким образом оно способно чтолибо сооб­щить о свойствах вызвавшего его предмета.
Вслед за своим учителем Мюллером Гельмгольц счи­тал каждый оргап чувств своеобразной системой, заря­женной «специфической энергией». Учение о «специфиче­ской энергии» утверждало, что ощущение цвета, звука и т. д. по своему содержанию пе что иное, как разряд энергии, дремлющей в первном волокне, а не отражение объективных свойств предмета.
Ложное теоретическое ис­толкование фактов привело в конечном счете к так назы­ваемому «физиологическому» идеализму, согласно кото­рому чувственный мир — это мираж, созданный нашей нервнопсихической организацией.

Пытаясь сЕявать ощущение с внешними условиями и не отказываясь от мысли, будто оно заложено в неза­висимой от этих условий структуре органа, Гельмгольп выдвигает теорию символов, или знаков. Ощущение, со­гласно этой теории, указывает на предмет, подобно тому как имя — на человека. Имона не похожи па обозначае­мые вещи, по позволяют их различать.

Вместе с тем в противовес теории нативизма, полагав­шей, будто обраа, например, пространства, пространствен­ных отношений, в которых воспринимаются вещи, изна­чально «запрограммирован» в органе чувств, Гельмгольц, апеллируя» к фактам, доказывал его опытное происхожде­ние. Эта концепция ввела в обиход две гипотезы, ставшие предметом длительных споров среди физиологов и фило­софов: гипотезу о «бессознательном выводе» и гипотезу об «ощущениях иннервации». Первая возникла из. необхо­димости объяснить такие, например, факты, как постоя а ств.0 воспринимаемой величины предметов на различных расстояниях. Требовалось истолковать эти факты с пози­ций натуралиста,, не обращаясь к гипотезе об уме или сознании, а исходя нз действий телесного механизма как такового. Когда изменяется расстояние, на котором рас­положен предмет, меняется по законам оптики и его изображение на сетчатке. Но одновременно изменяется и напряжение глазвых мышц, приспосабливающих глаз к ясному видению. Зрительный аппарат каждый раз как бы делает вывод: «если.., то» — а это уже настоящая ло­гическая операция.

Производится же она не умом как беспричинной сущностью, а зрительной системой, притом в отличие от абстрактного человеческого мышления — бессознательно. Для ее производства необходим опыт, предполагающий мышечную двигательную, активность. Поскольку же человек может управлять работой своих мышц произвольно, то должны, по Гельмгольцу, суще­ствовать особые ощущения, которые сопровождают уси­лие, создающее мышечное напряжение. Он назвал эти ощущения иннервационными.

Более подробную информауию по статье - О специфиче­ской энергии Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website