Медиаторы Толмена

.

Инициатором исследования «медиаторов», т. е. внутренних процессов, совершающихся между стимулом и реакцией, выступил Толмен. Он исходил из того, что и для «незримых медиаторов» должны существовать столь же объективные показатели, какими пользуются при изу­чении доступных внешнему наблюдению стимулов и реак­ций.

«Медиаторы» — это но фикции, а реальные факторы поведения. Стало быть, они имеют такое же значение для объяснения наблюдаемой двигательной реакции, как и внешние стимулы. Толмен был убежден в распространи­мости детермипистского анализа» поведения иа явления, с которыми, пo мнению Уотсона, психологии вообще нечего делать. Но, как мы уже имели повод убедиться, между стремлениями ученого и их реализацией нередко сущест­вует дистанция. Ее размеры зависят от многих обстоя­тельств, среди которых важнейшими являются методоло­гические.

Свой вариант бихевиоризма, изложенный в книге «Це­ленаправленное поведение у животных п человека» (1932), Толмеп называл «молярным». Этот термин был избрав с целью противопоставить взгляд на поведение как на це­лостный процесс «молекулярному» бихевиоризму, тракту­ющему поведение как совокупность изолированных актов.

Толменовское учение представляло попытку синтези­ровать достижения трех направлении: бихевиоризма, геш тальтизма и динамической психологии. Толмен отмечал, что «молярный» подход свойствен и гештальтпсихологии. Но эта школа отягчена традицией интроспекцшонизма и феноменализма, тогда как целостность а осмысленность поведения должны описываться, с его точки зрения, толь­ко путем экспериментального анализа внешне наблюдае­мого.

В этих целях им вводится понятие промежуточных переменных (intervening variables), под которыми понимаются совокупность познавательных н побудительных фак­торов, действующих между непосредственными стимулами (внешними и внутренними) и ответным поведением. Про­межуточные переменные — это детерминанты, которые опосредствуют двигательную реакцию (зависимая пере­менная) на раздражитель (независимая переменная)

Толмен поставил большое количество экспериментов над крысами, доказывая, что объяснить, как они приобре­тают лабиринтные навыки, можно только с помощью про­межуточных переменных. Так, в процессе научения жи­вотное обнаруживало своего рода изобретательность, ре­шая проблему, оно намечало и проверяло «гипотезы».

Эти положения не были антропоморфизацией психи­ческой деятельности животных. Они вытекали из ее экспе­риментального анализа. Соответственно по новому были оценены два главных закона «классического» бихевиориз­ма, сформулированные в свое время Торндайком: закон упражнения и закон эффекта.

Закон упражнения, если его трактовать как закрепление реакции в силу ее более частого повторения по сравнению с другими, не имеет, с точкц зрения Толмена, большой объяснительной ценности. Истинный смысл упражнения состоит в образовании опре­деленных познавательных структур. Крыса научается, на­пример, находить в лабиринте путь к пище благодаря то­му, что у нее складывается «познавательная карта» этого пути, дно ароетая сумма двигательных навыков. Устрем­ленное к цели, животное различает сигналы среды, связы­вая с ними свои ожидания (expectatioBs). В случае, если ожидание не подтвердится, поведение нарушается. Усво­енная животным «познавательная карта», стало быть, подкрепляется ожиданием и его подтверждением, а не самим по себе удовлетворением потребности.

Более подробную информауию по статье - Медиаторы Толмена Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website