Сознание и тело

.

Тень созданной дуалистическим воззрением пропасти между сознанием и телом лежала на всех представлениях о психической деятельности, на всех категориях — образа, мотива, действия.

Общее направление категориальных сдвигов имело своим генеральным вектором преодо­ление этого разрыва. Применительно к категории действия это означало отказ от интроспекционистского предположе­ния о том, что между внешним мышечным приспособле­нием и внутренними актами сознания имеется только одно отношение — полярности.

Но как соединить эти мнимые полюса? Как сомкнуть внешнее и внутреннее, телесное и духовное? Нельзя забы­вать, что речь шла не о теоретической, философской декла­рации их единства и нераздельности, а о развитии систе­мы понятий и методов, способных служить орудием кон­кретнонаучной работы: добывания фактов, установлении зависимостей между ними и т. д., т. е. о схемах, которые могли бы быть использованы в лаборатории, в клинике, в конкретном эмпирическом исследовании.

Свою программу нарождавшийся бихевиоризм мог про­возгласить устами Уотсона лишь потому, что в категори­альном строе знания уже наметились изменения, делавшие для психологии впредь невозможным мыслить в прежних категориях ни о внутренних умственных действиях, ни о внешних телесных.

Не пройдет и 10 лет, как главному оппоненту Уотсона, Тичеверу, отказавшему бихевиоризму в какомлибо значе­нии для психологической науки, придется констатировать, что волна бихевиоризма захватила всю американскую пси­хологию. Но почему преимущественно ее?

Мы уже видели на примере функционального направ­ления, приобретшего совершенно различную окраску в ев­ропейских н американских условия, а также на примере существенных различий в разработке теории научения в России и США, как тесно связаны актуальные потребности науки с потребностями общественной жизни.

Прагматическая направленность исследований психи­ческой деятельности в США была обусловлена запросами быстро развивавшейся капиталистической экономики. В бихевиористском «манифесте» Уотсона задача реформы психологии связывалась не только с необходимостью повой трактовки предмета и метода психологии, создания новой терминологии и др.

Все эти преобразования, согласно Уот­сону, важны не сами по себе, но для достижения другой цели: превратить психологию в область знания, способную «управлять поведением и предсказывать его». «Контроль и предсказание» — таким должен быть, с точки зрения би хевиористов, основной девиз психологии.

Более подробную информауию по статье - Сознание и тело Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website