Мы можем отвергнуть…

.

Мы можем отвергнуть...Ее автор стремился решить другого рода задачу — про­следить «драму идей», разыгравшуюся в нашем столетии вокруг проблем психологии.

Мы можем отвергнуть...Ее автор стремился решить другого рода задачу — про­следить «драму идей», разыгравшуюся в нашем столетии вокруг проблем психологии. Автор исходил из предполо­жения, что исследование того, каким образом, под дейст­вием каких факторов добываются п преобразуются науч­ные выводы и идеи, имеет существенной вначепие для понимания их смысла н ценности.

Каждый такой вывод не есть раз п навсегда сотворен­ная «вещь» или записанная па перфокарте «единица ин­формации»; научный вывод — это непрерывно творимое живое воспроизведение действительности.

В научном мы шло и mi пе существует «чистых» фактов, перечесть которых мог бы быть иредстивлен в воде некоего списка, независимого от теоретических представ лев ий.

К «чистым» ли фактам относятся, например, такие явле­ния, как двигательная реакция в а условный сигнал, аф­фект как защитная реакция организма, эгоцентрическая речь ребенка, пробы и ошибки, которые мы делаем, обу­чаясь новому действию?

До всякой пауки лтоди замечали, что при виде пищи «текут слюнки», что «у страха глаза велики», что ребенок, играя, разговаривает сам с собой, что новичок по сравне­нию с мастером делает множество лишних движений, что при сильном волпелпп учащается сердцебиение и т. д.

Научный факт и его интерпретация нераздельны. Мы можем отвергнуть одну интерпретацию, лишь опираясь на другую. Из этого не следует, что факты «кочуют»,по теоре­тическим системам, сохраняя в неприкосновенности свой состав. При подобном позитивистском подходе задача вое создания картины развития научного мышления све­лась бы к тому, чтобы вычеркнуть все теоретические пред­ставления, поскольку они оказались заблуждением, и полу­чить «чистый» эмпирический остаток как единственно имеющий ценность.

Но п силу отмеченной внутренней связи между эмпи­рическим и теоретическим такая оиорацпя невозможна. Тот, кто решился бы на нее, должен был бы сперва найти критерии отбора значимого от несущественного в неисчер­паемом море фактов. Теоретический характер этих кри­териев очеЕидеп. В итоге искомый эмпирический остаток оказался бы mi чем иным, как совокупностью сведений,. отобранных опятьтаки исходя из заранее принятой тео­ретической схемы. Однако разве пе отражает сама эта схе­ма конкретные, преходящие обстоятельства в развитии по ипамия? Разве со следующим его шагом она не будет за­менено другой, более адекватной?

Прогресс науки не может рассматриваться как процесс никумуляции позитивных фактов в соединении с анпигп ляцией ложных теорий. Он немыслим вне эволюционного

Ы революционного преобразования интеллектуального ап­парата науки, который п обеспечивает нарастающее по степени адекватности, по не прямолинейное отражение реальности.

Более подробную информауию по статье - Мы можем отвергнуть… Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website