Диалектический материализм и ощущения

.

Представление о том, будто мозг — это простой отра­жательный аппарат, работающий под механическим воз­действием внешних раздражителей, давно, отошло в про­шлое.

Диалектический материализм намечает общий фило­софский путь трактовки отношений между нервным про­цессом и процессом психическим, между образом и пред­метом, образом и реальным предметным действием. Эта трактовка, определяемая принципами материалистическо­го монизма и отражения, не подменяет конкретнонауч­ные схемы, но, напротив, требует их дальнейшей теоре­тической разработки, опирающейся на экспериментальные исследования.

Природа психической деятельности выступает в ленин­ской теории отражения в единстве трех аспектов: органи­ческого, предметнообразного и практическидейственного.

Мы видели, с какими трудностями столкнулась психо. чогил q силу того, что эти аспекты под влиянием идеали­ст и чес [сон философии оказались разъятыми и противопо­ставленными друг другу.

Отъединив образ от порождающих его телесных меха­низмов и от предметной деятельности, интегральным мо моптом которой оп является, концепции типа нундтовской или брентановской (а именно они воспринимались тогда кок главные психологические теории) привели к тому, что психология, не успев родиться в качестве самостоя­тельной дисциплины, уже утрачивала свой предмет.

Спекуляции вокруг проблемы ощущения, приведшие к тому, что на место реального образа, отражающего внеш­ний обьект, были поставлены пресловутые «элементы», создавали, как мы видели, впечатление, что у психологии будто бы вообще нет своей специальной области позитив­ного исследования.

Операция, проделанная махизмом с категорией образа, привела к тому, что образ как таковой перестал рассмат­риваться в качестве предмета собственно психологическо­го изучения.

Махизм разъял и ложно истолковал образ и действие, их неразрывную связь. Краеугольный камень всех по­строений Маха и Авенариуса — постулат о «нейтрально­сти» образа, о том, что «комплекс ощущений» и прини­маемое за материальную вещь — одно и то же. Этот по­стулат мог защищаться лишь потому, что игнорировалась роль предметного действия в построении самого образа.

Стоит только занять по отношению к образу позицию «внутреннего наблюдателя», следящего за собственным сознанием, как моментально мы оказываемся в западне тгтроспекционизма. Сознание, переключенное с внешних объектов на внутренние, имеет перед собой только образы и поэтому бессильно различить, ?то относится к психи­ческому (падающему на долю субъекта), а что к физиче­скому (существующему независимо от субъекта). Махист ское отождествление образа и вещи, стало быть, было обусловлено, по сути дела, интроспективной феноменологи­ческой установкой. Их разграничение в принципе невоз­можно провести внутри, замкнутого в самом себе сознания.

Более подробную информауию по статье - Диалектический материализм и ощущения Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website