Развитие научного знания

.

По мнению Гельмгольца, знак или символ, форму ко­торого принимает ощущение, не имея по своему содержа­нию ничего сходного соёвойствами внешних предметов, все же достаточен для того, чтобы обеспечить успех дей­ствия.
Правильное мнение о том, что ощущения обеспе­чивают различение свойств среды с целью успешного действия, сочеталось с ложным представлением о знако­вом, а не отражательном характере самих ощущений.

Отмечая, что исходная позиция Гельмгольца, в отли­чие от Маха, является материалистической, В, И. Ленин разъяснил, в чем ошибочность «иероглифизма». «Если Ощущения,—писал он,— не суть образы вешей, а только знаки или символы, не имеющие «никакого сходства» с ни­ми, то исходная материалистическая посылка Гельмгольца подрывается, подвергается некоторому сомнению суще­ствование внешних предметов, ибо знаки или символы вполне возможны по отношению к мнимым предметам, и всякий знает примеры таких знаков или символов»

Действительно, если в ощущениях мы имеем лишь сим­волы, знаки вещей, то ничего достоверного о самих вещах, их подлинных свойствах мы знать не можем. Такой вы­вод естественно напрашивается из «теории символов». «Я думаю, следовательно, что не имеет никакого смысла говорить об истинности наших представлений иначе, как в смысле практической истины,— писал Гельмгольц.— Представления, которые мы себе составляем о вещах, не могут быть ничем, кроме символов, естественных обозна­чений для объектов, каковыми обозначениями мы науча­емся пользоваться для регулирования наших движений и наших действий. Когда мы паучаемся расшифровывать правильным образом эти символы,— мы оказываемся в со­стоянии, при их помощи, направлять наши действия так, чтобы получать желаемый результат» 2. Приведя эти сло­ва Гельмгольца, В. Й. Ленин писал: «Это неверно: Гельм­гольц катится здесь к субъективизму, к отрицанию объек­тивной реальности и объективной истины. И он. доходит до вопиющей неправды, когда заключает абзац словами: «Идея к объект, представляемый ею, суть две вещи, при­надлежащие, очевидно, к двум совершенно различным мирам…»» 3

И с деятельностью И. Мюллера, н с деятельностью Г. Гельмгольца связаны крупные достижения психофиэиог логии, преломившиеся, однако, в нх взглядах сквозь призму кантианских влияний, которые испытали оба ес­тествоиспытатели. Развитие научного знания требовало новых обобщающих идей. Но идеалистическая философия, на позициях которой стояли Вундт, Брентано и их уче­ники, давно уже была неспособна к творческим обобще­ниям. В умах идеалистов царила эклектика, неоригиналь иость решеннй, стремление приладить обломки рухнув­ших философских систем к запросам етествозналия.

В теоретической разработке главных психологических проблем не было никакого прогресса.

Для трактовки психогносеологической проблемы был характерен, как уже отмечалось, дуализм. Утверждалось, что элементы сознания, из которых будто бы строится психическая жизнь,— это ощущения красного, кислого, твердого и т. д., ничем не напоминающие электромагнит­ные или молекулярные движения в физическом мире.

Более подробную информауию по статье - Развитие научного знания Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website