Новые единицы изучения

.

Значит ли это, что учение об условных рефлексах но понесло новых моментов в трактовку такой фундаменталь­ной психологической категории, как действие? Если бы действие являлось изолированной, независимой от других сторон поведения структурой, влияние павловского уче­ния на категориальный строй психологии ограничива­лось бы мотивацией и образом.
Но действие не автономная единица. Образ и мотив служат его непременными регу­ляторами. Поэтому, прослеживая сигнальную функцию образа и ее зависимость от мотивационного, энергетиче­ского «заряда», определяющего исход реакций, Павлов тем самым намечал новый подход и к конечному эффек тораому звену рефлекса, чем бы ни являлось это звено — секрецией железы или мышечной работой.
Естественно, что изобретенная Павловым экспериментальная модель накладывала известные ограничения на исследование Лостного поведения.

Напомним, что центральным для это­го исследования являлось изучение вопроса о том, как об­разуются новые единицы поведения (условные рефлек­сы), обеспечивающие все более тонкое и точное приспо соблепие организма к среде, «уравновешивание с ней, как любил говорить Павлов. Новые единицы и есть акты научения. Чему же научался организм, каковы были его приобретения? Очевидно, что ни новым эффекторным реакциям, ни новым потребностям (мотивам) он не на­учался. Они во всех случаях сохраняли свойственное безусловному рефлексу постоянство.

Животное науча­лось опознанию и различению условных раздражителей, отбору жизненно значимых сигналов и соединению их с приспособительным ответом. Его научение охватывало информационный (познавательный) аспект жизнедеятель­ности. При этом между осведомительной и исполнитель­ной информацией имелась непосредственная связь. Каж­дое новое приобретение немедленно отражалось в объек­тивно наблюдаемом поведении. Этот момент необходимо специально подчеркнуть, поскольку в дальнейшем в США возникли бихевиористские познавательные теории науче­ния, в которых между образом и действием легла про­пасть.

Павловское учение на многие годы стало образцом объективного анализа поведения, в том числе и его пси­хических компонентов.

Мы кратко охарактеризовали выше идейную среду, в которой велись в России споры о душе и теле, о психи­ческих явлениях и их детерминации, о рефлексах голов­ного мозга и т. д. Эта среда придала развитию материала

В эту задачу не входит оппсадие физиологических воззре­ний И. П. Павлова, его предстаплений об аналлтпкосинтетпческоп деятельности коры больших полушарий головного мозга, динамике процессов возбуждения и тормбженвя, локализация функций и т. д. Копечио, физиологическая часть павловского учения в его соб­ственной системе но отдел и ми от того, что можно было бы назвать психологической частью, однако, поскольку в коптексте данпой ра­боты речь идет о раввитил категориального строя психологического знания, мы основное внимание уделили тем сдвигам, которые про­исходили имел но в атом строе (в представлениях о мотивации, об­разе и действии) под влиянием учеиня об условных рефлексах, Мы считаем это тем более важным, чio до сих пор, как правило, с Павловым связывают только разработку физиологических основ (механизмов) психической деятельности, оставляя без внимания новые подходы к ней самой.

Более подробную информауию по статье - Новые единицы изучения Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website