Аспекты кибернетики

.

Будучи перенесена в школу, торндайковская схема вела к полной деинтеллектуализации процесса обучения и вос­питания. Детерминизм, игнорирующий специфику челове­ческого уровня детерминации поведения, неизбежно обо­рачивается антнтуманиамом.

Павлов и Торндайк определили две основные линии а разработке проблемы научения. Существенно различался социальный климат в котором творили эти исследователи. Существенно иными были идейные истоки их концепций.

Различный характер носили и открытые ими законо­мерности. В павловском учении отобразилась динамиче­ская, в торндайковском — вероятностная детерминация поведения. Согласно Павлову, работа эффектора опреде­ляется внутренней динамикой нервных процессов, в свою очередь обусловленной внешними воздействиями в их

Следами. Торндайкопскии же принцип «проб и ошибок» запечатлел общую закономерность, связанную со специ­фикой вариативного регулирования в живой природе. Ста­тистический характер «проб и ошибок» очевиден. Проис­ходит своеобразный «естественный отбор». У Дарвина он объясняет эволюцию видов, у Торндайка — эволюцию от­дельных реакций, из множества которых «выживают» еди­ницы, оказавшиеся полезными для живой системы.

Оба аспекта, и динамический, и вероятностный, свойственны природе вещей, а не привносятся в нее познающим умом. В даль­нейшем кибернетика синтезировала научное знание об этих аспектах, выработанное психофизиологией предшест­вующего периода. И Павлов, и Торндайк стоят у истоков кибернетики.

Экспериментальное исследование факторов и механиз­мов образования у живых существ новых приспособи­тельных реакций имело не только чисто научное значе­ние. Оно сблизило психологическую теорию с практикой воздействия на человека и изменения его поведения. Точность, объективность, экспериментальный контроль, причинный анализ — все эти признаки научного знания отлнчалп теперь не толькоизмерение ощущений или вре­мени реакции, не и измерение поведения организма, реша­ющего проблему.

Не удивительно, что это вдохновляло психологов, призванных обратиться к педагогиче­ским проблемам. Скудной была традиционная психологи­ческая интерпретация этих проблем. Она находилась, по существу, на уровне здравого смысла. Изучение же навы­ков возбуждало надежду на достижение высоких научных стандартов. И хотя, как мы отметили, прямой перенос на человека экспериментальных схем, выработанных приме­нительно к другим живым объектам, не мог дать большого эффекта, достигнутое Павловым и другими исследовате­лями механизмов научения открыло новую эпоху в пси­хологии.

Чтобы оценить в полной мере значение этих исследова­ний, следует иметь в виду пе только новые факты н новые выводы о процессах выработки рефлексов или навыков. Из­менилась сама категориальная основа мышления. Изме­нения захватывали прежде всего категорию действия. Мы видели, что уже функционализм пытался выдвинуть ее па передний план. Но действие выступало в функциональной психологии как сугубо внутреннее, как чисто психиче скпй процесс, акт или операция.

В итоге его единствен­ным основанием оказывалось сознание субъекта, точнее, его душа, под какими бы более современными терминами она пи фигурировала. Теперь же действие трактовалось как реальный, объективно контролируемый акт, имеющий динамическую либо статистическую детерминацию. Тем самым расшатывались до оспования телеологизм и субъек­тивизм, свойственные принятым функциональной психо­логией представлениям о функции (действии, операции, акте). Этот сдвиг в категориальном строе мышления, а не только конкретные схемы исследования навыков обус­ловили сближение психологической теории с практикой изменения человеческой деятельности.

Более подробную информауию по статье - Аспекты кибернетики Вы можете получить у наших менеджеров.

Понравилась информация - поделись с друзьями!


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website